Home Favorite E-mail
Корейская культура Корейская история Туризм в Корее
  Логин:  
  Пароль:  
  Регистрация Напомнить
| пароль



Сегодня: Среда, 18 сентября 2019г.


[] [] []

Цели Северной Кореи в области ядерного и ракетного вооружения

В недавнем докладе службы безопасности США была выражена озабоченность по поводу угроз, исходящих от стран третьего мира, и было предложено принять контрмеры. Вашингтон особенно обеспокоен возможностью так называемых rogue states (государств агрессоров) разрабатывать ядерное оружие и ракеты, способные нанести удар по Соединенным Штатам. Пакистан уже намекнул на развертывание боевых баллистических ракет подводного базирования (SLBM), тогда как Индия, по некоторым данным, планирует купить у России по меньшей мере одну атомную подводную лодку. В какой-то мере это проблема распространения ядерного и ракетного вооружения, нежели шаги, направленные против США. В случае с Пакистаном и Индией, гонка ядерного вооружения связана с затяжными двусторонними спорами, так что их потенциальное применение ядерного оружия ограничено друг другом.

Однако северокорейские программы по ядерному и ракетному вооружению отличаются от пакистанских и индийских, так как Пхеньян разрабатывает оружие массового поражения (ОМП) специально для нанесения ударов по США. Ядерное и ракетно-баллистическое вооружение Севера указывает на изменение его стратегии, попутно усугубляя нарастающие между слабыми и сильными государствами конфликты, которые, вероятно, создадут серьезную проблему для международных отношений в 21 веке.

Раньше считали, что применение небольшим государством политики силы в отношении мировой державы невозможно. В международных отношениях сила обычно выражается через военную мощь страны. Военный потенциал маленькой страны, как правило, ниже как в количественном, так и в качественном плане. Однако это правило сегодня меняется. В частности, речь идет о Северной Корее, которая преследует политику силы против США. Примечательно то, что такой вызов стал возможным благодаря так называемому асимметричному подходу.

Вообще, у слабых стран есть две альтернативы в попытке выжить в мировых условиях, диктуемых сверхдержавой: сотрудничать и преследовать свои собственные интересы в рамках доминирующей структуры, либо поддерживать способность игнорировать мировой порядок и идти своим путем.

В первом случае, малая страна может быть уверена в своем выживании, но только ценой определенной части своей независимости. Во втором – слабое государство рискует столкнуться с непреодолимыми трудностями ради своей автономии. Сейчас в мире четко прослеживается тенденция, когда малые страны все больше отстаивают свою независимость.

Возникает вопрос, как такая слабая страна как Северная Корея может бросить серьезный вызов такой сверхдержаве как США? Для объяснения ответа на этот вопрос в данной статье приводится анализ разработки баллистических ракет в Северной Корее и ее асимметричная стратегия устрашения.

Ракетная программа Северной Кореи и ее потенциал

Характеристики северокорейских баллистических ракет

Считается, что в настоящее время Северная Корея имеет 24 баллистические ракеты типа FROG-3,-5,-7 и еще 30 ракет класса Scud-C (Hwasong-6). Кроме этого Север обладает неопределенным количеством ракет средней дальности Rodong. Дальность северокорейских ракет FROG и Scud-C ограничена и не выходит за пределы Корейского полуострова. У ракет FROG она составляет от 40 до 70 км и поэтому угрожает только Сеулу, однако радиус поражения ракет Scud-С охватывает всю Южную Корею. Как FROG, так и Scud-С относятся к баллистическим ракетам малой дальности с радиусом поражения до 1000 км. Эти ракеты направлены против Южной Кореи и не угрожают США и Японии. И только когда Север приступил к разработке ракет класса Rodong с дальностью более 1000 км Соединенные Штаты и Япония выразили обеспокоенность по поводу северокорейской программы ракетного вооружения. Rodong-1 – одноступенчатая ракета с предполагаемой дальностью полета 1350 км, способная нанести удар по вооруженным силам США, находящимся в Японии. При увеличении дальности до 1500 км эти ракеты могли бы поставить под удар всю территорию Японии. Тем не менее, ракеты класса Rodong пока не могут достигнуть США. Соединенные Штаты отреагировали на ракетную угрозу, исходящую от Северной Кореи, когда Пхеньян начал разрабатывать ракеты класса Teapodong. О них было мало известно до тех пор, пока в 1998 году Север не совершил попытку запуска спутника с помощью прототипа этой ракеты. Из таблицы 1 видно, что сведения о северокорейском ракетном арсенале очень неполные из-за недостатка данных о ракетной программе Севера. Это также относится к таким ракетам дальнего действия как Teapodong-1, NKSL-1 и Teapodong-2. Особенно примечательно описание ракеты NKSL-1, которая использовалась для вывода на орбиту спутника Kwangmyongsongho в 1998 году. Как показано в таблице 1 Федерация американских ученых оценила дальность полета спутника от 2200 до 2896 км, в то время как Хан Хо Сок, директор центра по делам Кореи в США, полагал, что ракета по радиусу поражения соответствует межконтинентальной баллистической ракете. Во время запуска Kwangmyongsongho в 1998 году Северная Корея заявила об успешном выводе спутника на орбиту с помощью трехступенчатой ракеты. В ходе своего орбитального полета вокруг земли спутник передавал музыкальные произведения азбукой Морзе на частоте 27 Мгц. С другой стороны, США утверждали, что Северной Корее удалось отделить третью ступень ракеты, но авария в двигательной ступени привела к разрушению ракеты и падению спутника в Тихий океан. Изначально США предполагали, что запуск был испытанием двухступенчатой баллистической ракеты, при котором секция второй ступени упала в море около 1500 км от космодрома. Месяц спустя Соединенные Штаты признали, что ракета, хотя и не достигла цели, предназначалась для вывода спутника на орбиту. Возникает вопрос, почему США понадобился целый месяц для анализа запуска. Причина, кажется, заключается в том, что Вашингтон не обнаружил третью ступень во время пуска ракеты. Эта ракета была усовершенствованным вариантом северокорейской двухступенчатой ракеты Teapodong-1. Запуск спутника Kwangmyongsongho показал, что Северная Корея приобрела значительный технологический опыт, необходимый для создания межконтинентальных баллистических ракет. Таким образом, Север доказал, что его баллистические ракеты способны достичь территории США. Однако пока не ясно владеет ли Северная Корея технологией возвращения в атмосферу полезной нагрузки. Ведь боеголовка, запускаемая баллистической ракетой должна выдерживать экстремальную температуру, создаваемую входом в атмосферу.

Таблица 1. Обзор северокорейского ракетного вооружения.

БРМД – баллистическая ракета малой дальности

БРСД – баллистическая ракета средней дальности

МБР – межконтинентальная баллистическая ракета

  ступеней топливо дальность (км) размещены кол-во класс диаметр (м)
Scud-A 1 жидкое 180-270 БРМД 0.855
Scud-B 1 жидкое 180-300 1981 100 БРМД 0.855
Hwasong-5<sup>1</sup> 1 жидкое 180-330 1984 150 БРМД 0.855
Hwasong-6<sup>2</sup> 1 жидкое 500-700 1989 250 БРМД 0.855
Rodong 2 жидкое 1350-1500 1999 12-36 БРСД 1.3
Taepo-1 2 жидкое 1500 + альфа<SUP>1</SUP><br>2000-2200<sup>5</SUP><br>9000-10000<sup>6</sup> 2000 БРСД

<br>МБР

1.3
NKSL-1<sup>3</sup> 2<sup>4</SUP><br>3<sup>5</sup> жидкое<br>+ твердое 2200-2896<sup>5</SUP><br>10000 + альфа<SUP>6</sup> 1998 (год запуска) БРСД<br>МБР 1.3
Taepo-2 2<sup>6</SUP><br>3<sup>5</sup> жидкое 4000-6000<sup>7</SUP><br>6400-6700<sup>7</sup><br>7500-10000<sup>8</sup><br>8000-12000<sup>6</sup> 2003<sup>5</SUP><br>уже размещена<SUP>6</SUP> БРСД<br>МБР 2.2

Примечание: данные были собраны автором из разных источников.

<sup>1)</sup> Усовершенствованная версия Scud-B

<sup>2)</sup> Усовершенствованная версия Scud-С

<sup>3)</sup> Ракета, использовавшаяся для запуска спутника Kwangmyongsongho

<sup>4)</sup> По мнению Джозефа Сиринсиона

<sup>5)</sup> По оценке Федерации американских ученых

<sup>6)</sup> По оценке Хан Хо Сока

<sup>7)</sup> По оценке Ричарда Купера, Джона М. Дойча, ЦРУ, Роберта Эйнхома и Джозефа Сиринсиона

<sup>8)</sup> По оценке Разведывательного управления МО США, Комитета Румсфельда и Ларри Никша.

Массовое производство баллистических ракет

Ракета, поднявшая спутник Kwangmyongsongho над Тихим океаном, состояла из первой ступени ракеты Rodong и усовершенствованной версии двухступенчатой ракеты Scud-С. Этот факт указывает на то, что в обозримом будущем Северная Корея скорей всего сможет преобразовать стоящие на вооружении ракеты класса Scud в ракеты среднего и дальнего действия. Соединенные Штаты полагают, что Северной Корее потребуется еще несколько этапов ракетных испытаний, прежде чем она сможет сконструировать баллистическую ракету, способную поразить территорию США. Однако это предположение означает, что Северной Корее необходимо разработать совершенно новый класс ракет. Но если Север будет проводить разработки на базе существующих баллистических ракет ему понадобиться гораздо меньше испытаний. Согласно последним данным Северная Корея имеет около 600 ракет класса Scud. В 1976 году она приступила к развитию отечественного производства баллистических ракет. События 1992 года подтвердили успешность северокорейских разработок. В этом году группа российских специалистов по баллистическим ракетам подводного базирования посетила Северную Корею. Не удивительно, что ракета Rodong-1 похожа на российские SSN-4 и SSN-5. Тот факт, что Пакистан, зависящий от Северной Кореи в отношении технологии по производству баллистических ракет, недавно заявил о возможности производства баллистических ракет подводного базирования, говорит о том, что Северная Корея, вероятно, уже владеет такой технологией. Если Северная Корея на самом деле планирует развивать производство ракет подводного базирования, ей потребуются стратегические атомные подводные лодки. Однако для баллистических ракет ограниченного действия Северная Корея может обойтись применением дизельных субмарин. Стратегические дизельные подводные лодки класса Golf бывшего Советского Союза использовались Китаем для испытаний ракет подводного базирования. Возможно, что Северная Корея закупит эти подводные лодки, хотя и устаревшие, для развертывания своего ракетного вооружения. Таким образом, Северная Корея могла бы нанести удар по США ракетами класса Rodong-1, запущенными с подводной лодки, находящейся вне территориальных вод Соединенных Штатов.

Во время своего недавнего визита в Россию, северокорейский лидер Ким Джон Иль проявил большой интерес к российским субмаринам в ходе посещения завода по производству подводных лодок в Санкт-Петербурге. С небольшими изменениями российские подводные лодки класса Kilo могут быть оснащены крылатыми и баллистическими ракетами подобными ракетам класса G бывшего Советского Союза при использовании вертикальных площадок для запуска. Возможность Северной Кореи запускать ракеты Rodong-1 с дизельных подводных лодок требует более тщательного изучения северокорейских существующих систем вооружения.

Северокорейская асимметричная стратегия устрашения

Если Северная Корея всерьез приступит к разработке ракетно-баллистического вооружения, то для этого ей понадобится развивать операционную стратегию. Разработка баллистических ракет является одним из средств осуществления стратегии сдерживания/устрашения. Но учитывая бедственное положение Северной Кореи, такая программа будет представлять существенное экономическое бремя. А если так, то зачем Северной Корее разрабатывать баллистические ракеты и какую стратегию она планирует использовать для их размещения?

Возможность Северной Кореи применять старые военные стратегии для наращивания способности противостоять нападению недавно достигла предела. Сдерживание, основанное на способности отразить атаку является оборонительной мерой, которая может повлечь значительный ущерб. Война в Персидском заливе и военная кампания в Косово показали, что военный потенциал США достаточно высок для подавления способности отражать первоначальную атаку благодаря превосходству военно-воздушных сил США. Таким образом сдерживание, основанное лишь на обороноспособности не будет эффективным. Поэтому Северная Корея занимается проведением стратегии асимметричного устрашения, центром которой являются баллистическое вооружение.

Ряд статей о северокорейской стратегии написал Ким Мён Чоль, военный аналитик в Японии и Хан Хо Сок, директор Центра по делам Кореи в США. Хан Хо Сок в своей книге «Стратегия объединения Ким Джон Иля» указал на то, что военная стратегия Северной Кореи включает 6 задач: 1. Заставить врага подчиниться без развязывания войны; 2. Придать особое значение психологической войне; 3. Избегать гонки вооружений; 4. Сохранять в секрете статус и развертывание вооружения; 5. Владеть средствами для осуществления одного межконтинентального ответного удара; и 6. Обладать возможностью атаковать крупнейшие города противника.

Задача заставить потенциального врага подчиниться, не вступая в военные действия, указывает на то, что основная стратегия Северной Кореи сконцентрирована на устрашении, однако задача избегать гонки вооружений показывает, что Пхеньян надеется поддерживать темпы наращивания обычного вооружения на конкурентном уровне. Задача держать в секрете статус и развертывание вооружения указывает на намерение Северной Кореи тайно разрабатывать ядерное оружие и баллистические ракеты для того, чтобы угрожать США. Ким Джон Иль сказал, что «военная стратегия, проверенная временем, подчеркивает необходимость обманывать врага. Поэтому, выполняя военные программы, нам следует обманывать врага, выдавая ложное за действительное и наоборот. Нам надо всеми способами держать врага в неведении относительно наших намерений. Нам следует хитроумно запутать врага и при этом нанести неожиданный и сильный удар». Задача обладать средствами для нанесения стратегического ответного удара говорит о том, что в центре военной стратегии Пхеньяна находится способность производить ядерные и межконтинентальные баллистические ракеты. Задача, требующая наличия возможности атаковать крупнейшие города противника, указывает на то, что Север применяет стратегию counter-value. Это предполагает, что Север стремится к поддержанию минимальной сдерживающей способности.

Ким Мён Чоль и Хан Хо Сок утверждают, что Северная Корея уже произвела тысячи межконтинентальных баллистических ракет для полного осуществления этой стратегии. Однако это утверждение вызывает сомнения, так как Северная Корея не нуждается в таком количестве ракетно-ядерного вооружения для достижения своих ключевых задач.

Северокорейская стратегия асимметричного сдерживания

Северокорейский лидер Ким Джон Иль считает, что проблемой Корейского полуострова в основном являются отношения между Северной Кореей и Соединенными Штатами. В центре его стратегии лежит разработка ракетно-ядерное вооружение в качестве сдерживающего средства против США. Однако, существуют противоположные мнения по поводу северокорейского действительного ракетно-ядерного потенциала.

Достаточность сдерживания: Военный подход, который практикует Ким Джон Иль в отношении Соединенных Штатов, по существу представляет собой стратегию устрашения. Для поддержания эффективного сдерживания необходимо, чтобы агрессор понес больший ущерб, чем потери, которые может причинить его нападение. Согласно концепции минимального сдерживания стране необходимо поддерживать возможность нанесения удара по вражеским важнейшим центрам. Если страна в состоянии нанести ответный удар по крупному городу или промышленному центру противника, минимальное сдерживание считается вероятным.

С другой стороны, максимальное сдерживание представляет собой способность государства восстанавливать потери, вызванные вражеским нападением, тем самым лишая противника стимула атаковать. При этом удары концентрируются на силах противодействия, а именно на войсках. В случае максимального сдерживания, если сдерживание не удастся, государство должно быть готово свести ущерб к минимуму. Тем не менее, так как войска противника должны быть рассредоточены для отражения атаки, растет число целей для нанесения удара вместе с экономическим бременем расходов. Поэтому такой подход трудноосуществим для маленьких стран. При ограниченных военных ресурсах небольшой страны стратегия минимального сдерживания является наилучшей альтернативой.

Однако с этой стратегией связана проблема реальной эффективности ее применения небольшой страной. Эксперты, которые скептически относятся к возможности малых государств разрабатывать ядерное оружие, утверждают, что даже при его наличии у таких стран ядерное сдерживание не было бы результативным из-за их неспособности достичь количественного ядерного паритета с более сильными державами. Однако стратегия ядерного устрашения, применяемая небольшими странами, опирается на асимметричное отношение между малыми государствами, которым «нечего терять» и крупными сверхдержавами, которые могут «потерять все». Большим странам приходиться защищать обширные площади, что позволяет маленьким странам и террористическим группам действенно использовать стратегию суицида. Так асимметрия работает в пользу малых государств.

Крупным державам, таким как США, тяжело противостоять таким странам как Северная Корея по ряду причин. Во-первых, результаты, которые каждая из сторон может ожидать от ракетно-бомбового обмена вообще несравнимы. Когда одна сверхдержава побеждает другую, победитель обычно обретает значительное международное влияние и даже может установить новый порядок в мире. Однако, победа сильного государства над слабым не приносит большой пользы и часто дорого обходится победителю. Сентябрьские тер. акты в Нью-Йорке и Вашингтоне показали, что Соединенные Штаты никогда не смогут восполнить этот урон, даже если уничтожат афганский Талибан. Являясь мировой державой, США представляет изобилие целей для любого потенциального агрессора, будь то малое или большое государство.

С другой стороны, в случае нанесения ответного удара, маленьким странам и террористическим формированиям обычно нечего терять, так как они в основном располагают лишь весьма ограниченными территориальными и имущественными владениями. Что касается Северной Кореи и США, то бюджет одной отрасли промышленности последней больше объема всей северокорейской экономики. Поэтому Америке мало пользы от войны с Северной Кореей. Однако ущерб, который США может понести в результате северокорейского нападения существенен. Возникает вопрос о том, рискнут ли Соединенные Штаты вообще когда-нибудь идти войной против Северной Кореи. И фактически, политика США направлена на избежание такой ситуации.

Во-вторых, американский президент вряд ли сможет перейти в наступление когда в заложниках находятся его граждане и государство. И когда бы не случались подобные щекотливые ситуации, американские президенты сталкиваются с дилеммой реагирования: активного, как Джон Кеннеди, который успешно противостоял Советскому Союзу в вопросе о размещении ракет на Кубе, или пассивного, как Джим Картер, политическая репутация которого сильно пострадала из-за неудачи в освобождении американских заложников в Иране.

Экономические санкции, которые США применяет против крупных держав, также менее действенны в отношении малых стран. Если положение в этих странах уже бедственное, то любые более суровые экономические угрозы будут несущественными. Северная Корея яркий тому пример. Она уже неуязвима для таких санкций благодаря поддержки со стороны международного терроризма. Как и в случае с Пакистаном, Северная Корея яростно настроена разрабатывать ядерное оружие даже если населению придется «питаться травяными кореньями» чтобы выжить. Северная Корея фактически игнорирует права человека и явно стремится преодолеть любые жертвы. Это ставит перед президентом США определенную угрозу и дилемму. Под воздействием групп, лоббирующих свои интересы, большинство американских президентов не стали бы рисковать впутываясь в безвыигрышную войну.

В-третьих, потенциальное нападение на американский город со стороны Северной Кореи будет представлять серьезную угрозу мировому порядку, диктуемому США, тогда как Северная Корея станет примером для других врагов США, которые могут инициировать подобные нападения. Тогда под угрозу будет поставлен даже поддерживаемый США Договор о распространении неядерного вооружения и Режим контроля за ракетными технологиями.

При данных обстоятельствах какую стратегию сдерживания могла бы преследовать Северная Корея? Одним из вариантов могло бы стать развитие потенциала для нанесения удара даже против одного крупного американского города. Северной Корее не нужно угрожать нападением всей территории США, а скорее только крупным городам западного побережья. Способность поразить большой город важна, потому как поражение такой цели может повлечь существенный ущерб скромными средствами. Ввиду того, что города густо населены и застроены они представляют вероятность значительных человеческих и экономических потерь. Удар по одному из крупнейших городов непосредственно заденет и национальную гордость.

Крупнейшие американские города с населением более 1 млн. чел. как правило являются международными центрами. Нью-Йорк – всемирный финансовый центр, Чикаго – международный центр сельского хозяйства, а Сан-Хосе и Силиконовая Долина – технологический центр мирового масштаба. В некотором смысле Силиконовую Долину можно назвать двигателем экономики Соединенных Штатов. Лос-Анджелес – международный культурный центр, оказывающий влияние на другие отрасли хозяйства США. Таким образом американские города имеют большое международное значение и ядерное нападение на любой из них приведет к сильному резонансу в мире.

Проблема заключается в том, что в США существует множество важнейших городов, представляющих мишени для маленьких стран, которые хотели бы нанести сокрушительный удар по Соединенным Штатам. Северная Корея одна из них. Свежим примером того, как такая уязвимость США была использована для усиления политики сдерживания служит программа Пекина по ракетно-ядерному стратегическому перевооружению. Недавно Китай разместил свои мобильные ракеты Dengping-31, имеющие радиус поражения до 8000 км и могущие достичь западного побережья США. Китай надеется установить сдерживание ограниченной способностью нанесения удара по Соединенным Штатам.

Возможность осуществления этого плана была доказана недавним тер. актом в США. Безусловно, существует четкая граница между стратегиями терроризма и устрашения. Однако важно отметить, что обе они предполагают возможность нанесения ограниченного удара по крупному государству. В частности, события 11 сентября продемонстрировали эффективность асимметричных стратегий и то, как они могут быть применены. А что произойдет если стратегическая подоплека тер. акта 11 сентября будет усвоена стратегией устрашения малой или слабой страны? Так как стратегия устрашения направлена на расстройство вражеской атаки, Северной Корее достаточно лишь быть в состоянии нанести удар по США, чтобы убедить Вашингтон отказаться от пути военного урегулирования северокорейской проблемы.

В настоящее время США осознают серьезную опасность асимметричных нападений. Вашингтон поклялся, что накажет ответственных за террористическую агрессию, но эта реакция происходит уже постфактум. До сих пор США не сталкивались с такими прямыми угрозами в свой адрес. Учитывая недавний тер. акт, Вашингтон может прийти к выводу, что вести наступательные действия против малых стран и террористических формирований, применяющих асимметричную стратегию устрашения, слишком рискованно. Поэтому страны, придерживающиеся политики асимметричного сдерживания, могут заключить, что они обезопасят себя от Вашингтона, если смогут развить способность нанесения ответного удара по США. Таким образом, это является еще одним стратегическим уроком событий 11 сентября.

Стратегические требования: Задача политики сдерживания Северной Кореи состоит в поддержании способности нанести ограниченный удар по меньшей мере по одному американскому городу. Существует несколько способов для достижения этой цели, в том числе суицидальное нападение на торговом авиалайнере, взрыв ядерного оружия на борту корабля в одной из крупнейших американских гаваней, воздействие биологическим или химическим оружием на обширную территорию городской зоны. Северокорейская стратегия сосредоточена на развитии ракетно-ядерного потенциала, достаточного для ракетно-ядерного сдерживания против действий Соединенных Штатов. Причина этого состоит в том, что Северная Корея стремится поддерживать политику сдерживания, одновременно избегая ярлыка террористического государства. Пхеньян намерен развивать «легальные» средства устрашения, нежели применять тактику террористической организации.

Северная Корея, хотя и полагается до сих пор на средства асимметричного устрашения, отделяет себя от террористических государств, указывая на то, что ее стратегия сдерживания отличается от стратегии последних. Использование торговых самолетов и грузовых кораблей требует во многом предварительного планирования и подготовки и потому не является пригодным средством для сдерживания в быстро меняющихся ситуациях. С другой стороны баллистические ракеты в течение нескольких минут обеспечивают реагирование на внезапный кризис. Стратегические ракеты поэтому привлекают такие страны как Северная Корея, которая может использовать их для нанесения ответного удара. Так как Северная Корея разрабатывает ракетно-ядерное вооружение в качестве средства сдерживания атаки противника такие вопросы как калибр и масса боеголовок, число ракет и способность отражения вражеского нападения становятся весьма актуальными.

Что может быть подвергнуто ударам

Разрушительная сила ядерного оружия

Для угрозы Соединенным Штатам Северной Корее необходимо определить цели возможного ракетно-бомбового удара. Такой целью скорей всего может стать большой индустриально-развитый город в северо-западной части Соединенных Штатов, приблизительно в 9000-10000 км от Северной Кореи.

Согласно докладу США от 1999 года Северная Корея могла бы нанести удар по любой цели в радиусе 10000 км, куда входят такие города как Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Сан-Хосе, Сан-Диего и даже Чикаго, каждый из которых представляет густо населенные городские площади с ведущими отраслями промышленности. Местность вокруг Сан-Хосе и Силиконовой Долины особо уязвима по причине своего влияния на американскую экономику в целом. Равно как и удар по Чикаго дезорганизует сельскохозяйственную промышленность США и вызовет тяжелые последствия во всем мире. Более того, нападение на любой из этих городов будет символизировать подрыв экономической жизнеспособности и влияния Соединенных Штатов.

Масштабы возможного поражения

Одной боеголовки способной уничтожить один из крупнейших городов США хватило бы для поддержания достаточного потенциала сдерживания. Фактически, Северу надо разработать ядерное оружие с разрушительной силой в 1 мегатонну тротилового эквивалента, а также транспортное средство с адекватной пусковой способностью. Однако Пхеньяну нет необходимости производить оружие для полного уничтожения одного из крупнейших городов США. Так же как не надо связывать разработку стратегической ядерной боеголовки с политикой асимметричного сдерживания. Что касается Северной Кореи, вся суть заключается просто в ее способности нанести удар по США.

Одним из вариантов для Северной Кореи может стать облегчение веса боеголовки, посредством чего достигается большая дальность поражения за счет снижения разрушительной силы. В настоящее время разрушительная сила большей части ядерного оружия в мире лежит в диапазоне от 5 до нескольких десятков мегатонн тротилового эквивалента. Боеголовка с зарядом в 40 килотонн при весе всего 120 кг могла бы нанести значительный ущерб. Мощность атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки, равнялась всего около 20 килотоннам, тем не менее этого было достаточно чтобы сравнять с землей оба города.

Разрушительное воздействие ядреного оружия включает наряду со взрывом такие последствия как радиоактивное заражение и электромагнитное излучение. Поэтому даже относительно небольшой ядерный взрыв может повлечь за собой существенные людские и экономические потери.

Разрушительный потенциал электромагнитного излучения от взрыва ядерной бомбы даже в 1 мегатонну представляет особую угрозу для таких областей как Сан-Хосе и Силиконовая Долина. В прошлом стратегическими целями, как правило, служили комплексы тяжелой и химической индустрии для подрыва их военно-промышленной деятельности. Так как эти сооружения были весьма прочными требовалось мощное ядерное оружие для обеспечения максимального повреждения. Однако электромагнитное излучение может вызвать существенное повреждение высокотехнологичных телекоммуникаций. На самом деле, даже обыкновенные персональные компьютеры могут выйти из строя, будучи подверженными влиянию такого малозначительного фактора как статическое электричество.

Радиоактивные осадки также наносят тяжелый и продолжительный ущерб здоровью людей, сельскому хозяйству и окружающей среде. Как видно на примере аварии в Чернобыле, ядерное облако может распространяться на соседние страны, создавая вторичные последствия, такие как паника и общественные волнения. Чтобы вызвать такое заражение надо нанести удар по такому городу как Чикаго или по атомной электростанции в любой части США. В частности, торговый оборот Чикаго определяет внутренние и международные цены на некоторые виды товаров. Поэтому нападение на этот район вызвало бы глубокий международный резонанс. Прямой удар по атомной электростанции повысил бы уровень радиоактивного заражения. Так как атомные электростанции обычно располагаются в относительно изолированных местностях такой удар предполагает поражение территорий скорее радиоактивными осадками, чем взрывной волной. Поражение атомной электростанции также могло бы компенсировать меньшие размеры ядерной боеголовки с меньшей силой разрушения. Утверждение Ким Мён Чоля о том, что Северная Корея хотела бы развить способность для нанесения удара по атомной электростанции США, предполагает, что мощность северокорейского ядерного вооружения сравнительно невелика.

Учитывая это, Северная Корея может достичь достаточности устрашения, даже не имея стратегических военных боеголовок в 1 мегатонну. Сопутствующие виды поражения ядерного взрыва, включающие радиоактивное заражение и электромагнитное излучение, в дополнение к ядерному взрыву дают Северной Корее возможность парализовать деятельность американского города одним-единственным ядерным снарядом мощностью всего в несколько десятков килотонн. Атомное оружие такого калибра будет достаточным для достижения Северной Кореей вероятного сдерживания Соединенных Штатов.

Обороноспособность США

Еще одним аспектом северокорейской стратегии асимметричного сдерживания, основанной на ракетно-ядерном вооружении, является способность США отразить такое нападение, что подразумевает эффективность системы противобаллистической ракетной обороны США.

Северной Корее необходимо иметь довольно многочисленный арсенал баллистических ракет для прорыва американской сети обороны. Однако в настоящее время Северной Корее нет необходимости слишком беспокоиться об этом, так как большинство американских городов не защищены существующей системой противоракетной обороны. Причина этого заключается в Противобаллистическом ракетном договоре, подписанном США и бывшим Советским Союзом в 1972 году, и который ограничивает количество противобаллистических ракет до 200 с каждой стороны. Более того, Соединенные Штаты приостановили работу своей системы противобаллистических ракет из соображений стоимости и эффективности, оставив крупнейшие города открытыми для нападения.

Однако ожидается, что положение вскоре изменится. Уже в этом году Вашингтон объявил о своем намерении развивать систему ПВО. Это решение вытекает из того, что в Америке осознают непригодность средств ядерного сдерживания, существовавших во времена холодной войны, в случае с непредсказуемыми террористическими государствами, подобными Северной Корее. Согласно проекту развития ПВО будет разрабатываться необходимая технология для защиты Соединенных Штатов от ракетно-баллистического удара. Однако успех этой программы вызывает сомнения, так как первые испытания этой системы выявили обескураживающие трудности в развертывании этой сети. В настоящее время США разрабатывает усовершенствованный вариант своей ракеты класса Patriot и систему лазерного перехвата для защиты от баллистических ракет. Тем не менее, эти средства не гарантируют 100-процентной безопасности и в любом случае еще в течение неопределенного времени будут недоступными, поэтому крупнейшие американские города останутся уязвимыми для вражеских ракет в обозримом будущем до тех пор, пока развернутая система ПВО не обеспечит уверенной и безотказной защиты. А пока даже один баллистический снаряд, несущий ядерную боеголовку, представляет серьезную угрозу. И фактически, северокорейская ядерная стратегия основана именно на этой реальности.

Грядущие перемены требуют от Северной Кореи развития ракетно-баллистического потенциала для нанесения по крайней мере одного ядерного удара мощностью в 10 килотонн для осуществления политики атомного сдерживания против США. Даже при условии, что Соединенные Штаты будут располагать системой ПВО с 90%-ной эффективностью, Северу понадобилось бы лишь около 10 баллистических ракет для представления вероятной ядерной угрозы. Северная Корея не нуждается и, вероятно, не может себе позволить проводить крупномасштабные ядерные программы. Цели и направления северокорейской военной стратегии заключаются в сдерживании угрозы, исходящей от Соединенных Штатов без фактического вступления в войну. Для этого Северная Корея, возможно, будет полагаться на асимметричную стратегию, которая предполагает наличие небольшого ядерного арсенала и достаточного количества баллистических ракет, для того чтобы угрожать США.

Заключение

Северокорейская программа ракетно-ядерного вооружения подчиняется стратегии асимметричного устрашения, созданной для охраны государственного суверенитета, угрожая Соединенным Штатам. В прошлом такой подход считался лишь гипотетическим. Однако сегодня террористические нападения на Нью-Йорк и Вашингтон показали, что даже Соединенные Штаты уязвимы для внешней агрессии, в то время как эта агрессия не обязательно исходит от крупных держав. Также ясно, что самую опасную угрозу для США в 21 веке представляют террористические группы типа “Аль Каида” и страны, подобные Северной Корее.

Для защиты от этих угроз США понадобится вести военную стратегию «полномасштабной обороны» и «всестороннего превосходства». Ключевым элементом первой является система ПВО, в то время как последняя подразумевает дислокацию превосходящей военной силы в местах вооруженных конфликтов. СМИ считают, что недавние тер. акты, возможно, ослабили поддержку таких систем ПВО. Но скорей всего события 11 сентября в действительности дадут новый импульс для развития некоторых видов противоракетной обороны. Асимметричная стратегия по своей природе затрагивает разнообразные факторы, и конечно ограниченный ядерный удар с помощью баллистических ракет представляет угрозу страшнее, чем даже недавние террористические нападения. Поэтому ожидается, что США будут постепенно осуществлять проект противоракетной обороны как часть «полномасштабной обороны».

С другой стороны, Северная Корея вряд ли полностью откажется от своей программы ракетного вооружения. В настоящее время арсенал неядерного оружия Северной Кореи значительно устарел и не является действенным средством устрашения против Южной Кореи и Соединенных Штатов. В действительности, по мнению Пхеньяна объединенные силы Южной Кореи и Соединенных Штатов представляют основную угрозу для Севера. Самые высокопоставленные члены правительства Буша вступили на путь жесткой политики в отношении Северной Кореи, при которой отношения последней и США могут стать конфронтационными в ближайшее время. Однако Северная Корея не в состоянии использовать политику сдерживания, основанную на обычном вооружении из-за экономических трудностей и превосходящей военной мощи Соединенных Штатов.

Ракетно-ядерное оружие – единственная возможность для Северной Кореи выйти из этого положения. Северная Корея вряд ли когда-нибудь откажется от осуществления программы атомного вооружения в качестве сдерживающего средства против США. Сейчас северокорейская программа ракетного вооружения приостановлена на стадии проведения испытательных операций. Это вызвано не отказом Пхеньяна от разработки ракет, и нет никаких оснований полагать, что северокорейские ракеты больше не представляют опасности. Недавно Япония произвела запуск спутника, выведенного ракетой H2A, изготовленной в Японии, что явно обеспокоило Северную Корею, и что вкупе с развертыванием программы ПВО Вашингтона представляет готовое оправдание северокорейской стороны для возобновления ракетно-баллистических испытаний.

Северокорейская программа ракетно-ядерного вооружения и ее стратегия асимметричного устрашения будут и в дальнейшем являть собой серьезные проблемы для безопасности в Северо-восточной Азии. «Новая война», широко освещаемая в прессе, в дополнение к недавним тер. актам в США отражает асимметричную стратегию, которая начинает проявляться в отношениях между малыми странами и террористическими формированиями с одной стороны, и традиционно ведущими державами с другой. Тем не менее, несмотря на это новое положение, уровень готовности Южной Кореи против северокорейской ракетно-баллистической программы остается явно неудовлетворительным. Южная Корея была слишком пассивной в отношении северокорейской баллистической программы вооружения отчасти потому, что считает северокорейскую тяжелую артиллерию, дислоцированную вдоль демаркационной линии, более серьезной угрозой, чем ее стратегические ракеты. Это ошибочно. Несмотря на признаки улучшения отношений между двумя Кореями, вооруженная угроза, представляемая Северной Кореей, требует внимания. Настало время для принятия радикальных мер по снижению северокорейской угрозы безопасности в Северо-восточной Азии. Нельзя наивно думать, что война никогда не повториться Корейском полуострове. В соответствии с этим, Южной Корее также необходимо потребовать прозрачности северокорейской ракетно-ядерной программы вооружения, одновременно включить эти вопросы в межкорейский диалог.

Аннотированный перевод Широких М.В., доклад Ли Джан Вук, исследователя Института Новой Азии (РК) (Koreana.ru).

2002-01-28

0 0г.
[] [] []
Вернуться назад



Сахалинское информационно-аналитическое агентство
Ученик.ru - тестирование On-Line Центр Перспективных Исследований (ЦПИ)
Сахалинская баннерная биржа. Сопка.Net - Информационно деловой портал Сахалинской области!
 При использовании материалов просим ссылаться на webсервер http://www.koreana.ru/
 Материалы для публикации, пожелания отправляйте по адресу: admin@koreana.ru
 
Copyright © 2001 - 2011 Koreana.RU | It's developed by Сопка.Net