Home Favorite E-mail
Корейская культура Корейская история Туризм в Корее
  Логин:  
  Пароль:  
  Регистрация Напомнить
| пароль



Сегодня: Воскресенье, 21 июля 2019г.


[] [] []

Подарите ему самолет. Героическое путешествие полководца Ким Чем Ира по России

В середине 90-х годов было модно сетовать на то, что в результате недальновидной политики администрации Б.Н. Ельцина Россия потеряла такого замечательного друга, как КНДР. Самое интересное, что об этом любили рассуждать не только наши левые или какие-нибудь "евразийцы". Судя по всему, очень похожие мысли постепенно овладевали умами руководителей российской внешней политики и даже кое-кого из просвещенных носителей либеральных идей.

Сегодня у них есть, кажется, повод возрадоваться. Любимый руководитель корейского народа уже третью неделю путешествует по России на своем бронепоезде. А российские власти делёют все и даже немного больше, чтобы гость чувствовал себя совсем как дома. Они поют ему величальные песни, закрывают целые города, моют с мылом вокзальные перроны. Правда, пробы воздуха и воды в Омске как будто не обрадовали свиту полководца. А в остальном все хорошо и стерильно. Торжество забытого стиля. Дружба возрождается на глазах.

Рискуя остаться в меньшинстве, ха-телось бы в этой связи сказать: ничто так не вредит внешней политике, как иллюзии, и ничто так не помогает ей, как здравый ему ел и чувстоо меры.

Друзья, которых мы выбираем

Национальные интересы - упрямая вещь. Они кого хочешь заставят дружить не с тем, кто приятен, а с тем, кто нужен. Стоит, конечно, задуматься, почему именно нам вечно выпадает дружить с такими выдающимися личностями, как Иди Амин, Бокасса, Каддафи или Лукашенко. Теперь вот будем дружить с Ким Чен Иром, а Саддам Хусейн еще ждет своего часа. Может, мы все-таки свои интересы как-то не так понимаем. Хотя как раз с КНДР все более или менее ясно.

По вполне очевидным причинам Россия заинтересована в сохранении мира и стабильности на Корейском полуострове. Случись здесь крупномасштабный военный конфликт, и безопасность нашей страны прямо или косвенно окажется под угрозой. Отсюда следует, что усилия России должны быть направлены на предотвращение сценариев, объективно чреватых подобным конфликтом. Это, если угодно, обязательная программа российской внешней политики. В ней нет места эмоциям, вкусовым предпочтениям и субъективизму.

Кого-то, допустим, радует, что КНДР остается оплотом социализма, причем не с каким-то там человеческим лицом, а настоящего, с отчетливым сталинистским оскалом. Кто-то видит в КНДР антипод ненавистному Западу. Кому-то импонирует, что даже школьники в КНДР ходят строем. Умные дети. Все это, однако, к политике России никакого отношения иметь не может. Важно совсем другое.

Международная изоляция КНДР, попытки ее удушения или насильственного поглощения могут привести к конфликту и потому неприемлемы. Чтобы не допустить такого сценария, Россия должна поддерживать с КНДР нормальный диалог, по мере возможности развивать отношения в самых разных областях, своим примером побуждая к этому и другие страны. Воспевать любимого руководителя, потакать его причудам и вставать на уши для этого совсем не обязательно.

Обязательно зато помнить, например, о том, что КНДР задолжала России порядка 4,5 млрд дол. Вернуть эти деньги, во всяком случае большую их часть, северные корейцы, конечно, никогда не смогут. Но провести с Россией переговоры по реструктуризации долга и взять на себя хотя бы минимальные обязательства по его обслуживанию, как сделал тот же Вьетнам, должны непременно. Пока этого не случилось, о новых российских кредитах КНДР следует, видимо, забыть. Речь при этом не о том, чтобы лишить северокорейских детей последнего куска хлеба, а лишь о том, чтобы начать, наконец, приучать северокорейское руководство к ответственному поведению.

Особо следует сказать о гипотетически возможных поставках в КНДР российского оружия. По разным оценкам, КНДР тратит на военные нужды от 2 до 4 млрд дол. в год и в принципе, наверное, способна закупать за наличный расчет российских вооружений на 100 -200 млн дол. Суммы небольшие и совсем не критические в контексте сложившегося на Корейском полуострове баланса сил. Другое дело - номенклатура российских военных поставок. Ее определение потребовало бы от России точного учета многих политических и военных обстоятельств и, конечно, осторожности.

Чучхейские приемы получения помощи

Коль скоро высший руководитель КНДР может позволить себе отсутствовать в своей стране долгих три недели, стало быть, он считает ее в большом порядке. Со стороны все же кажется, что неладно что-то в северокорейском королевстве. Люди то ли мрут с голоду, то ли балансируют на грани голодной смерти. Экономика скорее развалена, чем процветает. Между тем коллапс КНДР тоже чреват конфликтом на Корейском полуострове. Не говоря уже о том, что простых северных корейцев по-человечески жалко. Исходя из этого Россия, конечно, должна оказывать КНДР посильную помощь как на двусторонней, так и на многосторонней основе, причем без увязки такой помощи с какими-то политическими условиями.

Последнее особенно важно. В 90-е годы с подачи США и Республики Корея КНДР хорошо научилась получать международную помощь в обмен на отказ от провоцирования напряженности, равно как и от программы создания атомного оружия. По такой же схеме в настоящее время пытаются уговорить КНДР прекратить разработки ракет и экспорт ракетных технологий.

На первый взгляд все правильно. Однако для того, чтобы выгодно "продавать" свое примерное поведение, КНДР должна время от времени демонстрировать покупателям способность к поведению иного рода, опасному и непредсказуемому, то есть в сущности играть в невменяемость и дурные наклонности. Риск заиграться и спровоцировать неконтролируемую эскалацию напряженности при этом неприемлемо высок. У кого-то сдадут нервы или вдруг окажется коротким терпение.

Одним словом, пора переходить на оказание КНДР политически не связанной помощи. Ей богу, дешевле выйдет. На саммите "восьмерки" в Генуе договорились выделить 1 млрд дол. на помощь развивающимся странам в борьбе со СПИДом. Трети этой суммы хватило бы, чтобы прокормить все население КНДР в течение года. Совсем немного, если учесть, что конфликт на Корейском полуострове был бы, пожалуй, пострашней, чем всемирная эпидемия нехорошей болезни.

Немного о стратегическом партнерстве

О героическом путешествии полководца Ким Чен Ира по России наш жизнерадостный народ будет слагать анекдоты. Да и вообще, даже простое упоминание о КНДР нередко вызывает у россиян улыбку - у кого саркастическую, у кого снисходительную. Между тем ни внутренняя, ни внешняя политика этой страшноватой страны не дают повода для шуток. Причем не только потому, что КНДР - это наше собственное прошлое, доведенное до абсурда.

Во внутренней политике КНДР безусловно отвергает какие-либо реформы, во внешней - ведет холодную и расчетливую игру на противоречиях между окружающими странами, не связывая себя обременительными обязательства-Ми ни с кем из них.

Наведением мостов с Россией северокорейское руководство всерьез озаботилось не потому, что ему понравился президент В.В. Путин, а потому, что уловило охлаждение в наших отношениях с Западом, Не исключено также, что развивавшийся параллельно процесс улучшения российско-китайских отношений дал КНДР надежду на возрождение каких-то элементов системы 50-х годов, когда СССР и КНР выступали в роли ее военно-политических гарантов и финансово-экономических спонсоров, почти ничего не требуя взамен. Идеальным же вариантом было бы для КНДР возвращение к ситуации второй половины 60-х годов, когда СССР и КНР наперегонки поддерживали ее, находясь в конфронтации друг с другом.

КНДР не только старательно культивирует образ непредсказуемого и опасного государства, но в немалой степени и Остается им. О программе создания баллистических ракет, в рамках которой было проведено одно испытание, всерьез говорить не приходится. Но наличие у КНДР солидных наработок в области ракетных технологий, равно как и запаса ракет средней дальности, - это неопровержимый факт. Как КНДР ими распорядится, кому продаст или, возможно, уже продает - неизвестно. Нет также и исчерпывающего ответа на вопрос, не накопила ли КНДР потихоньку запасы химического и бактериологического оружия. Все это в сочетании с абсолютно закрытой системой принятия решений, чудовищной, нередко кровожадной, внешнеполитической риторикой и длинной историей доказанных диверсионных и террористических актов заставляет воспринимать КНДР с настороженностью и беспокойством.

Спрашивается, где здесь поле для стратегического партнерства? Уж, конечно, не в совместной борьбе против Запада. Ничего более нелепого и контрпродуктивного для России, чем даже намек на возможность такой совместной с КНДР борьбы, быть не может. И не в совместном выступлении в поддержку договора по ПРО. Судьба этого договора будет решаться на переговорах России и США. Причем ясно, что, по крайней мере, нынешнюю американскую администрацию декларациями об отсутствии ракетной угрозы со стороны КНДР не проймешь.

И тем не менее при определенных условиях стратегическое партнерство России и КНДР не представляется невозможным. Главное, чтобы в КНДР наконец поняли, что Россия ничем ей не обязана. Иными словами, партнерство с КНДР должно приносить России реальные выгоды, а не мимолетное моральное удовлетворение.

Как партнер Россия может дать КНДР совсем немало. Промышленное оборудование, технологии, энергоносители. И, конечно, стратегическую устойчивость в региональной политике, являющуюся ключевой предпосылкой укрепления международных позиций КНДР, то есть в сущности гарантией сохранения ее суверенитета.

Взамен Россия вправе рассчитывать на то, что КНДР перестанет наконец вести себя как обманутая жена, научится учитывать наши интересы и прислушиваться к рекомендациям. О необходимости урегулирования проблемы северокорейской задолженности России уже говорилось. Есть и другие пожелания.

Россия, конечно, заинтересована в сохранении КНДР как суверенного государства. Не из любви к чучхейскому социализму, а просто потому, что, по крайней мере, в обозримом будущем никак иначе нельзя обеспечить мир и стабильность на Корейском полуострове. Однако Россия не готова в одиночку взять на себя роль гаранта и спонсора КНДР. У России есть и другие интересы. Ссориться с соседними странами из-за КНДР Россия не обязана.

В этом смысле нельзя не понимать, что мир и стабильность на Корейском полуострове неотделимы от кардинального улучшения межкорейских отношений. В прошлом году в них был совершен исторический прорыв: президент Республики Корея Ким Дэ Чжум впервые посетил с визитом Пхеньян. В этом году, однако, КНДР от продолжения диалога с РК уклоняется. Возможно, это простое совпадение, но сразу после подписаниия нового российско-китайского договора КНДР этот диалог полностью прекратила. Перспективы ответного визита Ким Чен Ира в Сеул туманны, а работы по восстановлению железной дороги, которая связала бы КНДР и РК, северными корейцами не ведутся. Зная о слабости, которую питает любимый руководитель к путешествиям на бронепоезде, это, видимо, указывает на то, что в Сеул он ехать не собирается.

Такое положение Россию устроить не может. Не только потому, что улучшение российско-северокорейских отношений в принципе должно стимулировать межкорейские. Проект подключения северокорейской железной дороги к Транссибу в районе Хасана, в перспективе один из ключевых в российско-северокорейском сотрудничестве, не имеет смысла без восстановления железнодорожного сообщения между КНДРиРК.

В настоящее время Россия практически отстранена от переговоров по корейскому урегулированию, идущих в четырехстороннем формате (КНДР, РК, КНР и США). Между тем участие в этих переговорах - это право и обязанность России. Подключиться к этим переговорам хотя бы затем, чтобы вывести их из нынешнего тупика, Россия могла бы при содействии КНДР.

Ракетная программа КНДР - явное и опасное излишество для страны, не способной накормить своих граждан. До настоящего времени КНДР жестко заявляла, что переговоры по ракетной проблематике будет вести только с США. Никакой логики в такой позиции нет. Только амбиции, В рамках партнерских отношений не должно быть препятствий для российско-северокорейских переговоров, на которых можно было бы, например, обсудить условия прекращения ракетной программы КНДР. Скажем, в обмен на поставку в эту страну российских комплексов С-300.

И, наконец, последнее. Работающие в КНДР российские граждане являются объектом множества осложняющих жизнь режимных ограничений. Как насчет их отмены?

Из сказанного выше ясно, что повестка дня российско-северокорейских переговоров на высшем уровне могла бы быть весьма насыщенной. Какой она была на самом деле, сказать трудно.

При всех странностях своего знаменитого менталитета северные корейцы - великолепные дипломаты. Как никто в мире они умеют поставить себя так, как будто ведут переговоры в виде особого одолжения партнеру. Они к тому же еще и очень ранимы. Не каждый иностранец рискнет обидеть таких деликатных людей, назвав вещи своими именами или поставив вопрос прямо. Удалось ли это сделать президенту России - неизвестно.

По итогам переговоров стороны ограничились подписанием так называемой Московской декларации, то есть документа, в силу самого жанра лишенного как особой конкретики, так и обязательного правового характера. Декларация - она и есть декларация. О намерениях.

Как всем известно, любимый руководитель Ким Чен Ир - человек страшно занятой. Времени вдаваться в подробности у него, конечно, не было. Пришлось удовлетвориться общими фразами. Из которых, однако, не все ясно.

Ракетная программа КНДР в Московской декларации сгоряча названа "мирной". Это нам, положим, знакомо. У нас тоже, помнится, танки были всегда "мирными", в то время как у наших врагов даже трактора - "военными". Как и все "мирное" при социализме, ракетная программа КНДР сугубо диалектична. Она не предстаб-ляет угрозы для тех стран, которые уважают суверенитет КНДР. А для тех, кто не уважает, естественно, представляет. При этом, кто уважает, а кто нет, КНДР решает сама, руководствуясь собственными единственно верными критериями.

Короче говоря, будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется. Но только после 2003 года. А до тех пор КНДР будет соблюдать мораторий на испытания баллистических ракет. Моратория этого добились не мы, получить его дежурное подтверждение ~ невелика победа. Скорее, это даже совсем не победа. Северные корейцы напустили туману, попутно напомнив, чТо в 2003 году ожидают очередной платеж за примерное поведение. Мы же при этом просто присутствовали.

Так или иначе, КНДР, похоже, вновь дала понять, что всерьез обсуждать свою ракетную программу с Россией не будет.

Не проявила КНДР и желания обсуждать с Россией перспективы межкорейских отношений. По словам кремлевских чиновников, Ким Чен Ир "в принципиальном плане" высказал намерение продолжать межкорейский диалог. Очень хорошо, что президент России вопрос о необходимости такого диалога все же поставил. Плохо только, что руководитель КНДР от ответа ушел. Не нашего, знать, ума дело. Хотя намек понятен. Ведь когда говорят о готовности что-то сделать "в принципе", обычно имеют в виду, что вот именно сейчас этого сделать нельзя.

О железнодорожных проектах говорили как-то вскользь. Проблемы северокорейского долга, по-видимому, не касались. Вот, собственно, и все. Остается надеяться, что, беседуя с глазу на глаз, два руководителя все-таки договорились о чем-то хорошем, большом и конкретном. Или на то, что их дружеская беседа и стыдливо вырезанные гостелевидением объятия при встрече положат начало процессу решения конкретных проблем российско-северокорейских отношений.

Если это действительно произойдет, то Ким Чен Ир всегда будет желанным гостем в Москве. Давайте только в знак дружбы подарим ему самолет. Из лучшей русской брони.

Новое время, № 32, 2001, Георгий Кунадзе

2001-08-06

0 0г.
[] [] []
Вернуться назад



Сахалинское информационно-аналитическое агентство
Ученик.ru - тестирование On-Line Центр Перспективных Исследований (ЦПИ)
Сахалинская баннерная биржа. Сопка.Net - Информационно деловой портал Сахалинской области!
 При использовании материалов просим ссылаться на webсервер http://www.koreana.ru/
 Материалы для публикации, пожелания отправляйте по адресу: admin@koreana.ru
 
Copyright © 2001 - 2011 Koreana.RU | It's developed by Сопка.Net